+375 17 378-83-89

Пн-Пт с 8:30 до 17:00

marketolog@profmedia.by

••• Пропустил сроки обращения в суд –– не рассчитывай на успех

"Юридический мир" № 01/2013

••• Пропустил сроки обращения в суд –– не рассчитывай на успех


Михаил Чеканин,
юрист


В белорусском законодательстве, как и в законодательстве ряда стран, существует понятие «исковая давность». Наш законодатель под исковой давностью понимает срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено.

В п. 2 ст. 200 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее — ГК) установлены правовые последствия пропуска стороной в споре данного срока. Так, истечение срока исковой давности, о применении которого заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

В трудовом законодательстве существует термин «обращение за разрешением трудовых споров». По своей правовой природе это понятие во многом схоже с понятием «исковая давность». В зависимости от оснований обращения в те или иные органы работник должен соблюдать месячный или 3-месячный сроки. В то же время наниматель по вопросам взыскания материального ущерба, причиненного ему работником, может обратиться в суд только в течение года.

При этом, если соответствующая сторона пропустила указанные сроки без уважительной причины, согласно п. 10 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 26.03.2002 № 2 (в редакции от 22.12.2005) при применении исковой давности необходимо руководствоваться положениями гл. 12 ГК.

В данной статье автор расскажет об одном из дел, где работник обратился за судебной защитой для взыскания с нанимателя оспариваемой части заработной платы и среднего заработка за задержку выплаты окончательного расчета при увольнении.

Суть спора

На основании приказа от 29.06.2009 работник одного из предприятий был уволен своим нанимателем на следующий день после издания приказа о его увольнении по п. 2 ст. 35 Трудового кодекса Республики Беларусь (далее — ТК) в связи с истечением срока трудового договора.

Считая свое увольнение незаконным, работник попытался восстановиться на прежнее место работы, что ему не удалось. Позднее 11.10.2009 он обратился в суд уже с другим требованием — о взыскании оспариваемой части заработной платы и среднего заработка за задержку выплаты окончательного расчета при увольнении.

Позиция истца

В обоснование исковых требований истец ссылался на следующие обстоятельства и приводил такие доводы.

Ответчиком был издан приказ от 29.05.2009, согласно которому истцу был объявлен выговор, он был лишен всех премиальных выплат за 2 месяца (май, июнь). Основанием для этого послужили материалы проверки начисления путевых листов водителям главным ревизором ответчика. Истец считал примененное к нему дисциплинарное взыскание и лишение премиальных выплат незаконным, так как при проверке путевых листов водителей и их расчете им не допускались какие-либо ошибки.

Истец также полагал, что даже если он действительно виноват, то его можно было лишить премии, которая выплачивалась ежемесячно, только за 1 месяц, а не за 2.

Позиция ответчика

Ответчик не признал исковые требования истца, его доводы были изложены в отзыве на иск. Суть его доводов сводилась к следующему.

Во-первых, согласно приказу от 29.06.2009 истец был уволен с работы 30.06.2009. В день увольнения истцу в соответствии со ст. 77 ТК был выдан окончательный расчет, полагавшийся при его увольнении, в размере неоспариваемой суммы. Тем самым ответчик считал, что он не нарушил ст. 77 ТК.

Во-вторых, исходя из ст. 242 ТК работнику, считающему, что его право нарушено, предоставлено право обратиться в комиссию по трудовым спорам или в установленных законодательными актами случаях в суд в 3-месячный срок со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права. Кроме того, согласно ст. 78 ТК работник имеет право взыскать с нанимателя средний заработок за каждый день просрочки в случае невыплаты по вине нанимателя причитающихся при увольнении сумм.

Однако истец не обратился в 3-месячный срок в комиссию по трудовым спорам или суд, тем самым он нарушил установленный срок обращения за разрешением трудовых споров. Ответчик также отметил, что обращение истца в Департамент инспекции по труду Министерства труда и социальной защиты Республики Беларусь по Минской области (далее — Департамент) с жалобой не препятствовало ему обратиться за защитой своих прав в установленном порядке. Исходя из этого ответчик полагал, что указанный срок обращения начал исчисляться со дня ознакомления истца с приказом от 29.05.2009, то есть с 30.05.2009, и закончился 30.08.2009.

В-третьих, ответчик при издании приказа от 29.05.2009 руководствовался материалами проверки, внутренним Положением об оплате труда, а также действовавшим в то время постановлением Министерства труда Республики Беларусь от 30.03.2001 № 39 «О принятии Рекомендаций по премированию работников государственных предприятий и предприятий с долей собственности государства в их имуществе по результатам финансово-хозяйственной деятельности» (далее — постановление № 39).

Ответчик обратил внимание суда на то, что согласно ст. 198 ТК право выбора меры дисциплинарного взыскания принадлежит нанимателю, и ч. 4 данной статьи ТК ему предоставляется право к работникам, совершившим дисциплинарный проступок, независимо от применения меры дисциплинарного взыскания применять: лишение премий, изменение времени предоставления трудового отпуска и другие меры. Виды и порядок применения этих мер определяются правилами внутреннего трудового распорядка, коллективным договором, соглашением, иными локальными нормативными правовыми актами.

Он также сослался на внутреннее Положение об оплате труда, в котором говорилось, что наниматель имеет право лишать работников организации премий частично или полностью за неисполнение или ненадлежащее исполнение своих обязанностей (допущенные производственные упущения и нарушения трудовой дисциплины). Кроме того, названное Положение позволяло ему за ненадлежащее исполнение работником своих обязанностей (применение неутвержденных норм выработок и расценок, завышение норм списания топлива, необоснованное начисление заработной платы) лишать их премии. Ответчик отметил, что согласно указанному Положению конкретный размер лишения премии и период, на который работник лишался премии, определялись руководителем организации и оформлялись его приказом.

В дополнение к сказанному ответчик указал, что предписание, выданное Департаментом, не содержало требования об отмене вышеуказанной части Положения об оплате труда как не соответствовавшей требованиям законодательства.

Еще одним доводом ответчика стало обращение его к постановлению № 39, в котором говорилось о том, что лица, виновные в приписках и искажениях в отчетности, лишаются премии на срок до 1 года, начиная с того расчетного периода, в котором эти нарушения были обнаружены.

Учитывая это, ответчик полагал, что своими действиями, заключавшимися в применении неутвержденных норм выработки и расценок, завышении норм списания топлива, необоснованном начислении заработной платы, истец неоднократно допускал искажение статистической отчетности.

Таким образом, ответчик счел, что размер и период, на который истец был лишен премии, соответствовали локальному нормативному правовому акту ответчика и постановлению № 39.

Просьба к суду ответчика состояла в применении срока исковой давности и отказе истцу в иске.

Результаты рассмотрения дела и выводы суда

Суд, рассматривавший данное дел, отказал истцу в иске.

В основу судебного постановления было положено следующее.

Суд посчитал, что истец нарушил 3-месячный срок обращения в комиссию по трудовым спорам или суд. Следовательно, согласно п. 2 ст. 200 ГК истечение срока исковой давности, о применении которого заявил ответчик, являлось основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

Суд также отметил, что обращение истца в Департамент не прервало течение срока исковой давности по обращению истца. Основания для восстановления срока исковой давности суд не нашел.

В заключение следует добавить, что, учитывая сравнительно небольшие сроки для обращения за разрешением трудовых споров, работнику очень важно знать алгоритм действий, необходимый для эффективной защиты своих прав и законных интересов. В противном случае ошибки работника могут повлиять на результат исхода его дела в суде.



ООО «РегистрМедиа» 1996-2022