+375 17 378-83-89

Пн-Пт с 8:30 до 17:00

marketolog@profmedia.by

••• К вопросу о лимите ответственности за несохранную международную перевозку

"Юридический мир" № 08/2013

••• К вопросу о лимите ответственности за несохранную международную перевозку



Сергей Чеславович Белявский,
судья хозяйственного суда Гродненской области,
заместитель председателя Гродненского областного
отделения ОО «Белорусский республиканский союз юристов»


Договор международной перевозки имеет свои особенности. Правовой основой его регулирования выступает Конвенция о договоре международной дорожной перевозки грузов (КДПГ) (далее — Конвенция).

Основанием для осуществления международной перевозки выступает заявка заказчика перевозки и соответствующий договор, ­заключенный с ним, CMR-накладная. Заполняя CMR-накладную и подписывая заявку на перевозку, стороны не всегда обращают внимание на такой важный пункт, как декларация о стоимости груза.

Почему не стоит пренебрегать декларированием стоимости груза

Как показывает судебная практика, последствием этого является риск возникновения убытков при несохранной перевозке.

Несведущие заказчики перевозки не придают значения данному разделу: зачем, если стоимость груза и так указывается в прилагаемых к накладной документах? Перевозчики же не разъясняют заказчикам цель указания стоимости груза, преследуя свой личный интерес — уйти от ответственности в случае утраты груза.

В соответствии со ст. 23 Конвенции, когда согласно постановлениям Конвенции транспортер обязан возместить ущерб, вызванный полной или частичной потерей груза, размер подлежащей возмещению суммы определяется на основании стоимости груза в месте и во время принятия его для перевозки. Стоимость груза определяется на основании биржевой котировки, или, за отсутствием таковой, на основании текущей рыночной цены, или же, при отсутствии и той и другой, на основании обычной стоимости товара такого же рода и качества.

Казалось бы, все просто и понятно. Вместе с тем п. 3 и 5 ст. 23 Конвенции содержат важную оговорку: в частности, размер возмещения не может превышать 8,33 расчетной единицы за кг недостающего веса брутто. Более значительное по своему размеру возмещение может быть потребовано с транспортера только в том случае, если в соответствии со ст. 24 и 26 КДПГ была сделана декларация о стоимости груза или декларация о дополнительной ценности груза.

Расчетная единица

Расчетной единицей, указанной в Конвенции, является единица специальных прав заимствования (далее — СДР), соответствующая определению Международного валютного фонда. Сумма в СДР переводится в национальную валюту государства, суд которого рассматривает данное дело, на основе стоимости этой валюты в день вынесения решения или в день, устанавливаемый сторонами по договоренности.

В частности, например, на 15.07.2013 Национальным банком Республики Беларусь был установлен курс 13 246,23 бел. руб. за 1 СДР. Таким образом, размер возмещения согласно приведенным выше нормам за утраченный (поврежденный) груз при отсутствии указания его объявленной стоимости в CMR-накладной составит 110 341,1 бел. руб. за 1 кг груза. Компенсирует ли данная сумма стоимость дорогостоящего груза, который мало весит: например, оргтехники, мебели и т.п.? Безусловно нет.

Одной только декларации о стоимости груза недостаточно

Резонно утверждать, что принятие к перевозке груза с объявленной стоимостью возлагает большую ответственность, а соответственно, и большие риски на перевозчика. Указанное обстоятельство дает основания перевозчику требовать большей платы за перевозку. Подтверждением тому является содержание ст. 24 и 25 Конвенции, согласно которым отправитель может декларировать в накладной, при условии уплаты установленной по обоюдному соглашению надбавки к провозной плате, стоимость груза, превышающую предел, указанный в п. 3 ст. 23 Конвенции, и в таком случае декларированная сумма заменяет этот предел.

Декларирование дополнительной ценности груза

Отправитель может также установить, внеся соответствующее указание в накладную и при условии уплаты установленной по обоюдному соглашению надбавки к провозной плате, сумму, соответствующую дополнительной ценности груза, на случай потери или повреждения груза, а также недоставления груза в договоренный срок. В случае декларирования дополнительной ценности груза может быть потребовано, независимо от возмещений, предусмотренных в ст. 23–25 Конвенции и в пределах суммы декларированной дополнительной ценности груза, возмещение, соответствующее дополнительному ущербу, нанесение которого доказано.

Договор страхования не поможет

Как показывает судебная практика, отказ от права декларирования стоимости груза заказчиком перевозки часто обходится последнему дорого. Как говорят, скупой платит дважды. Не спасет в такой ситуации даже наличие договора страхования ответственности перевозчика.

Пример 1

В хозяйственный суд поступило исковое заявление организации-перевозчика — ООО «А», предъявленное к страховому ЗАСО «Т» о взыскании стоимости похищенного груза — 93 221,3 росс. руб.; третьим лицом, не заявляющим самостоятельных требований на предмет спора, являлся отправитель груза — СООО «К».

Как следовало из материалов дела, истцом от третьего лица был принят к перевозке груз стоимостью свыше 300 000 росс. руб. весом 520 кг. Объявленная стоимость ни в заявке на перевозку, ни в договоре, ни в CMR-накладной сторонами указана не была. В ходе осуществления перевозки груз на сумму 230 000 росс. руб. был похищен неустановленными лицами.

С целью сохранения партнерских отношений стоимость похищенного груза была выплачена перевозчиком грузоотправителю по первому его требованию.

В связи с наличием договора страхования груза и ответственности перевозчика последний ­обратился в страховую организацию. В соответствии с условиями договора страхования перевозчику была выплачена страховая сумма — 128 015 росс. руб., то есть только часть стоимости похищенного груза.

Поскольку сумма фактического ущерба превышала сумму выплаченного страхового возмещения, перевозчик обратился с иском к страховой организации, основывая свои требования на ст. 290 и 291 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее — ГК), а также на том, что бланк CMR-накладной не является бланком строгой отчетности и между Российской Федерацией и Республикой Беларусь отсутствует таможенная граница.

Ответчик иск не признал. В отзыве на иск было указано, что отношения между ЗАСО «Т» и ООО «А» возникли из договора добровольного страхования гражданской ответственности перевозчика. Отношения регулировались Правилами добровольного страхования гражданской ответственности перевозчика (далее — Правила). Об ознакомлении с Правилами в полисе страхования имелась роспись представителя ООО «А». На основании заявления ООО «А» ­ЗАСО «Т» было выплачено страховое возмещение 128 015 росс. руб. Расчет суммы страхового возмещения был определен в соответствии с Правилами, согласно которым размер возмещения при полной или частичной утрате груза ограничивается: при перевозке без указания стоимости — 8,33 СДР за 1 кг груза, а при перевозке груза с объявленной стоимостью — размером фактического ущерба, но не выше объявленной стоимости.

Согласно ст. 391 и 392 ГК граждане и юридические лица свободны в заключении договора. При этом договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законодательством. В связи с установленными судом обстоятельствами с учетом содержания ст. 23–25 Конвенции истец в ходе судебного заседания ­отказался от иска.

Вопрос возмещения добровольно выплаченной перевозчиком стоимости похищенного груза грузоотправителю остался за рамками дела.

Декларация стоимости груза без доплаты перевозчику не выручит

При объявлении стоимости перевозки груза исходя из содержания ст. 24 и 26 Конвенции грузоотправитель должен осуществить доплату перевозчику.

Пример 2

Хозяйственным судом было рассмотрено дело по иску ООО «Р» к ОАО «Б» о взыскании 30 753 600 руб. ущерба, причиненного утратой груза, и 969 390 руб. процентов на основании ст. 27 Конвенции.

Судом было установлено, что 29.12.2007 сторонами был заключен договор на транспортно-экспедиционное обслуживание, в соответствии с которым ответчик принял на себя обязательства выполнить или организовать выполнение от своего имени или от имени истца за вознаграждение и за счет истца услуг, связанных с международной перевозкой грузов.

Истец 09.09.2008 направил ответчику заявку на перевозку груза (фототовары) по маршруту Антверпен — Минск. Стоимость перевозки согласно заявке составила 1 750 евро. Для исполнения данной заявки ответчиком на основании договора была привлечена компания «А» (Литовская Республика).

Компания «А», в свою очередь, на основании договора о перевозке грузов привлекла для выполнения перевозки предпринимателя Р. (Литовская Республика). Предприниматель Р. принял на себя обязательство по доставке груза из Антверпена в Вильнюс.

Из Вильнюса в Минск груз был доставлен ­ответчиком.

При осуществлении перевозки предпринимателем Р. 24.09.2008 на стоянке в г. Ландбер­ген (Германия) произошло хищение части груза. Стоимость похищенного груза составила 11 175 долл. США (31 591 730 руб.).

Истец 31.10.2008 направил ответчику претензию о возмещении ущерба, причиненного хищением груза. В связи с тем что ответчик ущерб не возместил, истец обратился с иском в суд.

Согласно договору между сторонами по делу ответственность сторон определялась Конвенцией.

Согласно ст. 36 Конвенции всякий иск, касающийся ответственности за потерю груза, повреждение его или просрочку доставки, может быть предъявлен только к первому транспортеру, к последнему транспортеру либо к транспортеру, выполняющему ту часть перевозки, при выполнении которой имел место факт, вызвавший потерю груза, его повреждение или просрочку доставки; иск может быть предъявлен одновременно против нескольких из этих транспортеров.

Согласно ст. 17 Конвенции транспортер несет ответственность за полную или частичную потерю груза или за его повреждение, происшедшее в промежуток времени между принятием груза к перевозке и его сдачей, а также за просрочку доставки. Транспортер освобождается от этой ответственности, если потеря груза, его повреждение или просрочка с доставкой произошли по вине правомочного по договору лица, вследствие приказа последнего, не вызванного какой-либо виной транспортера, каким-либо дефектом самого груза или обстоятельствами, избегнуть которых транспортер не мог и последствия которых он не мог предотвратить.

Суд не принял ссылку ответчика на то, что утрата груза в результате хищения являлась обстоятельством, избегнуть которого транспортер не мог и последствий которого не мог предвидеть.

Принимая груз к перевозке, перевозчик обязуется доставить его в пункт назначения, а следовательно, принять все необходимые меры по сохранности груза в пути следования.

Обстоятельства хищения свидетельствуют о том, что при достаточной осмотрительности транспортера хищения можно было избежать.

Таким образом, ответчик нес ответственность перед истцом за частичную потерю груза.

В силу ст. 23 Конвенции, когда согласно постановлениям Конвенции транспортер обязан возместить ущерб, вызванный полной или частичной потерей груза, размер подлежащей возмещению суммы определяется на основании стоимости груза в месте и во время принятия его для перевозки.

Стоимость груза определяется на основании биржевой котировки, или, за отсутствием таковой, на основании текущей рыночной цены, или же, при отсутствии и той и другой, на основании обычной стоимости товара такого же рода и качества.

Однако размер возмещения не может превышать 8,33 расчетной единицы за кг недостающего веса брутто.

Как видно из материалов дела, недостающий вес составил 26 кг. На день рассмотрения спора 1 СДР составлял 4 366,41 руб. Таким образом, размер подлежавшей возмещению суммы составлял 945 677 руб.

Суд не принял доводы истца о том, что им была сделана декларация о стоимости груза, что является основанием для взыскания повышенной суммы возмещения.

Согласно п. 6 ст. 23 Конвенции более значительное по своему размеру возмещение может быть потребовано с транспортера только в том случае, если в соответствии со ст. 24 и 26 Конвенции была сделана декларация о стоимости груза или декларация о дополнительной ценности груза.

Согласно ст. 24 Конвенции отправитель может декларировать в накладной, при условии уплаты установленной по обоюдному соглашению надбавки к провозной плате, стоимость груза, превышающую предел, указанный в п. 3 ст. 23 Конвенции, и в таком случае декларированная сумма заменяет этот предел.

Таким образом, основанием для взыскания повышенной суммы возмещения является не только декларация стоимости груза, но и установление при этом повышенного размера провозной платы. Из материалов дела не усматривалось, что сторонами было достигнуто соглашение об установлении повышенного размера провозной платы.

Из пояснений представителя ответчика следовало, что провозная плата, согласованная сторонами, являлась обычной для такого рода перевозки. В обоснование своих доводов представителем ответчика были представлены доказательства согласования аналогичной провозной платы при осуществлении перевозки груза по аналогичному маршруту для другого заказчика.

Суд не принял доводы ответчика о том, что договор, заключенный третьими лицами, на момент осуществления перевозки истек. Согласно данному договору, если стороны за 3 месяца до окончания срока действия не предъявили желание его расторгнуть, действие договора сохранялось на дальнейшее время. Доказательства растор­жения данного договора в материалах дела отсутствовали, из пояснений представителя третьего лица следовало, что данный договор стороны пролонгировали.

В силу ст. 27 Конвенции правомочное по договору лицо может потребовать уплаты процентов на сумму, подлежащую возмещению. Проценты эти исчисляются из расчета 5% годовых со дня ­обращенного к транспортеру в письменной форме требования или же, если такового не последовало, со дня подачи иска.

Таким образом, с ответчика подлежали взысканию проценты в сумме 29 018 руб. за 224 дня просрочки уплаты указанной суммы.

С учетом изложенного решением суда требования были удовлетворены частично. Постановлением апелляционной инстанции вынесенное судом решение было оставлено в силе.




ООО «РегистрМедиа» 1996-2022