+375 17 378-83-89

Пн-Пт с 8:30 до 17:00

marketolog@profmedia.by

••• О смешанных договорах

"Юридический мир" № 04/2013

••• О смешанных договорах


Дмитрий Михайлович Ломаник,
судья хозяйственного суда Гродненской области



К отношениям сторон по смешанному договору применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора.

Пример из судебной практики

Во исполнение заключенного между сторонами договора № 1 от 02.11.2005 (далее — договор № 1) ООО «Х» приняло на себя обязательство поставить технологию холодоснабжения комплектно с оборудованием для реконструкции холодильника и компрессорного цеха, а также осуществить монтаж и пуско-наладку поставленного оборудования на объекте «Реконструкция холодильника и компрессорного цеха», а ОАО «С» в свою очередь обязалось принять технологию холодоснабжения комплектно с оборудованием, в том числе со строительно-монтажными и пусконаладочными работами, и оплатить их в порядке, предусмотренном данным договором.

При этом отдельным условием договора № 1 (в редакции дополнительного соглашения от 18.04.2006) стороны установили, что сроки выполнения монтажных и пусконаладочных работ будут определены сторонами в дополнительных договорах подряда, данные работы будут считаться выполненными после подписания сторонами акта ввода оборудования в эксплуатацию.

Сторонами 04.05.2006 был подписан договор № 4/п (далее — договор № 4/п), в соответствии с условиями которого ООО «Х» (подрядчик) приняло на себя обязательство выполнить: монтаж холодильного оборудования, трубопроводов компрессорного цеха; электромонтаж и КИП-монтаж холодильного оборудования компрессорного цеха на объекте «Реконструкция холодильника и компрессорного цеха ОАО «С», а заказчик — принять выполненные работы и оплатить их стоимость в порядке и на условиях, предусмотренных данным договором.

Сторонами 04.09.2006 был подписан договор № 4/ПНР (далее — договор № 4/ПНР), в силу условий которого ООО «Х» приняло на себя обязательство выполнить пусконаладочные работы холодильного оборудования на объекте «Реконструкция холодильника и компрессорного цеха ОАО «С», а заказчик — принять выполненные работы и оплатить их стоимость в порядке и на условиях, предусмотренных этим договором.

Сторонами 13.12.2006 был подписан договор № 18/М (далее — договор № 18/М), в силу условий которого ООО «Х» приняло на себя обязательство выполнить: монтаж холодильного оборудования и трубопроводов холодильника; электромонтаж и КИП-монтаж холодильного оборудования холодильника на объекте «Реконструкция холодильника и компрессорного цеха ОАО «С».

Во исполнение принятых на себя обязательств ООО «Х» в марте и апреле 2009 г. выполнило строительно-монтажные работы, результаты которых были оформлены соответствующими актами сдачи-приемки выполненных работ №№ 3, 6, 7, 10, 25, 71 — за март 2009 г. и №№ 7, 11, 26 — за апрель 2009 г.

Поскольку ОАО «С», подписав данные справки, не оплатило стоимость выполненных работ в размере 77 053 457 руб., ООО «Х» обратилось в хозяйственный суд с исковым заявлением, в котором просило взыскать указанную сумму задолженности в принудительном порядке.

Возражения ответчика

Возражения ответчика относительно предъявленного иска сводились к следующему:

  • договор № 1 включал в себя монтаж и пусконаладочные работы поставленного оборудования, кроме того, стороны в нем предусмотрели условие о последующем заключении дополнительного соглашения к договору относительно сроков выполнения работ; истец письмом от 03.05.2009 предложил вместо дополнительного соглашения заключить договор подряда; поскольку предложение было принято, объем работ на общую сумму 898 900 000 руб. по спецификации к договору № 1 был разделен на 3 договора подряда: № 4/п на сумму 324 272 704 руб., № 4/ПНР на сумму 200 256 484 руб. и № 18/М на сумму 373 270 812 руб. (всего 898 900 000 руб.);
  • ответчик не согласен с доводом истца относительно того, что договоры № 4/ПНР и № 18/М не относятся к договору № 1;
  • ответчик ссылался на то, что истец, выиграв тендер, взял на себя обязательства выполнить работы и уложиться в определенную тендером договорную цену, поэтому доводы истца о том, что договоры подряда не имеют твердой цены, так как в них об этом не указано, противоречили материалам дела, тендеру и условиям основного договора № 1;
  • ответчик ссылался на то, что стоимость работ являлась необоснованной (завышенной).

Выводы суда первой инстанции

Решением хозяйственного суда ООО «Х» было отказано в удовлетворении заявленного искового требования о взыскании с ОАО «С» 77 053 702 руб. основного долга за выполненные по договору № 1 в марте — апреле 2009 г. строительно-монтажные работы согласно актам за март 2009 г. №№ 3, 6, 7, 10, 25, 71 и за апрель 2009 г. №№ 7, 11, 26.

Признав иск необоснованным, суд первой инстанции указал на противоречие заявленных требований п. 17–20 Положения о порядке формирования договорной (контрактной) цены и расчетов между заказчиком и подрядчиком при строительстве объектов, утвержденного постановлением Совета Министров Республики Беларусь № 235 от 03.03.2005, в редакции постановления от 20.02.2007 № 224; условиям тендера и договора № 1.

Кроме того, суд первой инстанции исходил из следующего: в силу п. 1 ст. 663 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее — ГК) в договоре подряда указывается цена подлежащей выполнению работы или способы ее определения. Стороны в договоре № 1 указали цену и способ ее определения. В рассматриваемом случае цена договора № 1 твердая. Изменение договорной (контрактной) цены оформляется дополнительным соглашением к договору строительного подряда. Истцом не было представлено доказательств корректировки договорной цены при выполнении договорных обязательств в сторону ее увеличения на сумму 77 053 702 руб. В связи с превышением суммы договора № 1 ответчик обоснованно не оплатил истцу за март и апрель 2009 г. 77 053 457 руб.

Выводы апелляционной инстанции

Суд апелляционной инстанции воспринял критически доводы истца о том, что договор № 1 являлся договором поставки. На самом деле договор являлся смешанным, поскольку предусматривал не только поставку, но и монтаж, пуско-наладку поставленного оборудования, а в общую цену договора № 1 были включены не только стоимость поставки, но и стоимость пуско-наладочных работ; при заключении договора № 1 по результатам тендера стороны договорились, что общая цена данного договора не подлежала изменению.

Суд первой инстанции, исходя из заявленного истцом искового требования и учитывая характер возникших между сторонами договора № 1 правоотношений подряда, правильно применил нормы материального права, относящиеся к строительному подряду.

Выводы кассационной инстанции

Согласно п. 1 ст. 391 ГК граждане и юридические лица свободны в заключении договора. В соответствии с п. 2 ст. 391 ГК стороны могут заключить договор, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законодательством (смешанный договор). К отношениям сторон по смешанному договору применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора.

Исходя из толкования договора № 1 по правилам ст. 401 ГК, приняв во внимание условия, содержавшиеся в этом договоре, апелляционная инстанция пришла к правомерному выводу о том, что данный договор являлся смешанным, поскольку предусматривал не только поставку истцом оборудования, но и выполнение работ по его монтажу и пуско-наладке, и не приняла во внимание противоположные доводы истца.

Спорные работы были выполнены истцом во исполнение указанных договоров подряда. В рамках этих договоров были оформлены истцом и акты сдачи-приемки выполненных работ.

Поскольку истец в обоснование своего искового требования о взыскании с ответчика 77 053 702 руб. задолженности за выполненные работы сослался именно на договор № 1, не сославшись на договоры подряда как на основание возникновения у него права требования с ответчика уплаты данной суммы, и в процессе рассмотрения дела судом первой инстанции в порядке ч. 1 ст. 63 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь не заявлял каких-либо ходатайств, апелляционная инстанция пришла к правомерному выводу о том, что доводы истца относительно того, что спорные работы им были фактически выполнены по другим договорам (договоры № 4/ПНР и № 18/М), не могли служить основанием для отмены решения суда первой инстанции, вынесенного по требованию о взыскании задолженности, вытекающей из договора № 1.

Таким образом, судебные инстанции пришли к правомерному выводу о том, что заявленное истцом требование не подлежало удовлетворению.



ООО «РегистрМедиа» 1996-2022