+375 17 378-83-89

Пн-Пт с 8:30 до 17:00

marketolog@profmedia.by

•••Об обращении взыскания на долю участника хозобщества в уставном фонде

"Юридический мир" № 07/2016

•••Об обращении взыскания на долю участника хозобщества в уставном фонде

Ян ФУНК,
доктор юридических наук, профессор, Председатель Международного арбитражного суда при БелТПП

Право Республики Беларусь предусматривает, что по личным долгам участника ООО (ОДО) взыскание может быть обращено, в том числе, и на принадлежащую такому участнику долю в уставном фонде хозяйственного общества. Сказанное в одинаковой степени относится как к физическим, так и юридическим лицам — участникам хозяйственных обществ.

Закон

Отечественное законодательство содержит достаточно детальную и, в некоторой степени, развернутую регламентацию указанных отношений. В первую очередь речь идет о ст. 104 Закона Республики Беларусь от 09.12.1992 № 2020-XII «О хозяйственных обществах» (в ред. Закона от 10.01.2006 № 100-З) (далее — Закон о хозобществах). Как известно, недавно Законом Республики Беларусь от 15.07.2015 № 308-З эта норма была изложена в новой редакции (вступила в силу 26 января 2016 г.), и теперь она устанавливает следующий порядок обращения взыскания на долю участника общества в уставном фонде этого общества.

Кредитор участника ООО (ОДО) имеет право лишь в случае недостаточности у должника другого имущества для покрытия его долгов обратить взыскание на его долю в уставном фонде ООО (ОДО). При этом для реализации указанного кредитор должен обратиться в суд с требованием обратить взыскание на долю (часть доли) участника — должника в уставном фонде ООО (ОДО) и суд должен вынести по данному поводу особое решение. Таким образом, при предъявлении рассматриваемого требования в суд кредитор обязан будет доказывать отсутствие или недостаточность у его должника другого имущества для покрытия соответствующих долгов. 

В случае обращения по решению суда взыскания на долю (часть доли) участника в уставном фонде ООО (ОДО) кредитор участника должен путем направления исполнительного документа обратиться в ООО (ОДО) с предложением о выкупе этой доли (части доли) остальными участниками или самим хозобществом по решению общего собрания, принятому единогласно без учета голосов участника, на долю (часть доли) которого обращается взыскание, с уплатой за указанный объект купли-продажи действительной стоимости доли (части доли) соответствующего участника. 

Иными словами, до реального обращения взыскания на долю эта доля может быть выкуплена ООО (ОДО) или остальными участниками общества, причем не по рыночной, а исключительно по ее действительной стоимости, то есть по стоимости чистых активов ООО (ОДО), приходящихся на соответствующую долю.

В случае нереализации ООО (ОДО) или остальными участниками в трехмесячный срок с момента обращения права по приобретению доли (части доли) участника – должника по ее действительной стоимости по требованию кредитора доля (часть доли) реализуется с публичных торгов в порядке, установленном законодательством.

Оценивая приведенные выше действия по обращению взыскания на долю (часть доли) участника ООО (ОДО) по его личным долгам, нельзя не отметить, что белорусский законодатель создал столь сложный механизм исключительно с целью защиты имущественных интересов ООО (ОДО) и остальных участников общества в связи с возможными экономическими проблемами (долгами) одного или нескольких участников. Можно предположить, что при отсутствии такого механизма любой конкурент ООО (ОДО) мог бы пробовать устранить его с соответствующего товарного рынка путем вхождения в состав участников, создания каких-либо экономических проблем для одного из участников с последующим обращением взыскания на его долю (часть доли) в уставном фонде и приобретением такой доли (части доли) в рамках публичных торгов. В результате, став участником ООО (ОДО), соответствующий конкурент мог бы препятствовать нормальной экономической деятельности этого хозобщества «изнутри». Причем указанное могло бы быть осуществлено конкурентом не напрямую, а путем использования «связанных с ним лиц».

Описанный же выше механизм отдает приоритет оставшимся участникам ООО (ОДО), которые в рассматриваемой нами ситуации могут либо лично, либо через хозобщество приобрести долю (часть доли) участника-должника и таким образом не допустить нежелательных для них последствий. При этом если оставшиеся участники ООО (ОДО) в анализируемой нами ситуации не боятся вхождения в состав участников постороннего лица, то законодатель и здесь отдает им приоритет, а точнее, предоставляет свободу выбора, и предусматривает возможность их отказа от приобретения доли (части доли), на которую обращается взыскание.

Логика

Вместе с тем нельзя не отметить, что белорусский законодатель предоставляет возможность оставшимся участникам ООО (ОДО) (самому обществу) приобрести долю (часть доли) участника-должника не по рыночной цене, а по так называемой действительной стоимости. Последнее означает, что ООО (ОДО) или оставшиеся участники могут заплатить за долю (часть доли) с высокой рыночной стоимостью абсолютно незначительную сумму.

Указанное становится возможным в силу того, что в белорусской экономике действительная стоимость доли (части доли) в уставном фонде ООО (ОДО) зачастую не отражает ее истинную стоимость, так как не учитывает не только обстоятельств, связанных с рыночной силой ООО (ОДО), но и того, что в определенный момент времени, несмотря на значительные активы (а может быть, и благодаря этому), внешние заимствования (долги, обязательства) также могут быть значительными. В связи с этим зачастую наблюдается ситуация, когда действительная стоимость доли (части доли) в уставном фонде ООО (ОДО) незначительна, и это несмотря на то, что у хозобщества хорошая позиция на товарном рынке, значительные экономические перспективы, более того ― есть стабильные выручка и прибыль. 

Кроме того, сделанный нами вывод может наблюдаться и в силу «разрыва» между действительным моментом получения ООО (ОДО) или оставшимися участниками общества информации об обращении взыскания на долю (часть доли) участника-должника и моментом «фиксации» действительной стоимости доли (части доли) (иначе ― моментом направления ООО (ОДО) исполнительного документа об обращении взыскания на долю (часть доли)). В этом случае могут присутствовать злоупотребления со стороны оставшихся участников ООО (ОДО), которые, объединившись с исполнительным органом хозобщества, могут совершить ряд сделок, направленных на уменьшение его активов и (или) увеличение его задолженности. Причем указанное, конечно же, может быть выявлено, но для этого кредитор должен каким-то образом получить инсайдерскую информацию о деятельности ООО (ОДО), после этого обратиться в суд с требованием об установлении факта ничтожности соответствующих сделок или признании их недействительными.

При этом если требования об установлении факта ничтожности сделки и о применении последствий ее недействительности в силу п. 2 ст. 167 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее — ГК) могут быть предъявлены любым заинтересованным лицом, в том числе и кредитором, то требование о признании оспариваемой сделки недействительной может быть предъявлено исключительно тем лицом, которое напрямую указано в ГК либо в ином законодательном акте Республики Беларусь, устанавливающем оспоримость сделки. А раз так, то формально у кредитора может не быть возможности заявить соответствующее требование

Это объясняется тем, что в данной ситуации речь не идет о задолженности самого ООО (ОДО) перед кредитором, и уж тем более о возбуждении процедуры экономической несостоятельности (банкротства) хозобщества, в рамках которой можно было бы признавать соответствующие сделки недействительными. Даже если будет возможность заявить соответствующее требование на законном основании, то есть в отношении ничтожных сделок, то и тогда в достаточно большом количестве случаев не будет никаких законных оснований для установления факта ничтожности сделки, так как не будет наблюдаться напрямую основание ничтожности сделки, указанное в параграфе 2 главы 9 ГК. 

Применить же ст. 169 ГК, то есть указывать на недействительность сделки вследствие ее несоответствия законодательству, напрямую также будет достаточно сложно. Еще раз обращаем внимание на то, что экономическая нецелесообразность сделки становится основой для признания ее недействительной лишь в рамках процедуры экономической несостоятельности (банкротства). Правда, остаются еще ст. 2 и 9 ГК, в рамках которых можно доказывать злоупотребление правом со стороны ООО (ОДО), но применительно к правовой системе Республики Беларусь, а самое главное ― в отношении действий судов, можно отметить, что категория «злоупотребления правом» в связи с высокой оценочной составляющей в ней, а также с отсутствием сформировавшейся правоприменительной и, прежде всего, судебной практики достаточно редко используется в интересующих нас вопросах.

Таким образом, можно констатировать, что действия законодателя, изначально направленные не только на защиту интересов оставшихся участников ООО (ОДО), но и на установление баланса интересов между такими участниками и кредиторами участников хозобщества, в действительности, скорее всего, привели к «перевесу» в сторону интересов именно оставшихся участников самого общества и к неудовлетворению интересов кредиторов

Указанное становится тем более очевидным в ситуации, когда участник ― должник вступает в сговор с остальными участниками ООО (ОДО). Иными словами, учитывая то, что хозяйственные общества в белорусской экономике зачастую создаются участниками, имеющими между собой не только деловые, но и личные отношения, достаточно велика вероятность наступления ситуации, в рамках которой остальные участники для того, чтобы защитить не только свои личные имущественные интересы, но и имущественные интересы участника-должника, зная заранее о его имущественных проблемах, заблаговременно могут позаботиться об уменьшении действительной стоимости доли, на которую может быть обращено взыскание. Это тем более реально в ситуации, когда для обращения взыскания на долю (часть доли) участника-должника в уставном фонде хозобщества необходимо решение суда, а сам процесс длится определенное время. Даже если кредитор направит исполнительный документ хозобществу практически в момент его получения, то и тогда он может не успеть воспрепятствовать действиям участников по минимизации негативных для их сотоварища последствий.

Правоприменительная практика

Описанный выше законодательный «перекос» исправляется правоприменительной практикой, которая фактически идет по пути осуществления исполнительных действий задолго до момента принятия решения ООО (ОДО) и его оставшимися участниками о приобретении доли. Иными словами, белорусские суды, зачастую не учитывая точно положения ст. 104 Закона о хозобществах, рассматривают в качестве момента начала исчисления предусмотренного в данной статье трехмесячного срока для принятия ООО (ОДО) и остальными участниками общества решения о приобретении или неприобретении по действительной стоимости доли (части доли), на которую обращается взыскание, именно момент вынесения судом решения об обращении взыскания на указанную долю (часть доли).

В завершение нельзя не отметить, что все описанные выше сложные экономические и законодательные процессы, связанные с обращением взыскания на долю (часть доли) в уставном фонде ООО (ОДО) по личным долгам участника общества, наблюдаются на фоне того, что применительно к обращению взыскания на акции по личным долгам акционера никаких особенностей в материальном законе нет. Это несмотря на то, что по своим экономическим целям, а во многом даже и по юридическим целям, ООО достаточно близко к ЗАО, причем указанная «близость» приводит даже к тому, что значительное количество правовых систем не предусматривает одновременного наличия ООО и ЗАО.

Статья размещена целиком



ООО «РегистрМедиа» 1996-2022