Информационно-правовое агентство «Регистр»
Главная
Журналы
Деловые книги
Правовые системы
Каталог
Деловые новости
Скачать
Группа компаний Регистр
логин
пароль
напомнить пароль
регистрация

Войти через социальные сети

Адрес, реквизиты,
контактные телефоны
Руководство
СМИ о нас
Новости, пресс-релизы
Лицензии и свидетельства
Представители
Вакансии
 
FreeCurrencyRates.com

velvet.by: VELVETовое интервью: выйти из кадра - Игорь Поляков



Книге Игоря Полякова «Пространства» первые читатели уже прочат славу белорусского бестселлера.

Молодой автор, легкий, узнаваемый, по-настоящему красивый язык, волнующие перипетии сюжета, неординарные герои.

История этой книги — и сама как роман: участие в конкурсе, впечатляющая победа, решение о публикации.

Я шла на интервью в надежде на встречу с баловнем судьбы, эдаким любимчиком Фортуны, светским денди, автором модного романа. И обманулась.

velvet_2.jpg

Твоя жизнь после книги — она какая?

Ты знаешь, держишь книгу в руках — и не чувствуешь почти ничего.

Может быть, если бы это случилось сразу, ну, допустим, через год — это было бы как-то значительно. А так — процесс растянулся на двенадцать лет… Это немножко другие ощущения. Да и сам процесс издания растянулся на год.

Конечно, были какие-то фейерверки внутри, когда сказали, что я выиграл конкурс, были они, и когда сказали, что книгу издадут, а потом уже скорее тихая радость, спокойствие — вот оно, I did it. Все-таки да, были немножко эмоции.

Писал я ее давно. Точку поставил в 2009 году. И, конечно, несколько раз дописывал-переписывал. Жизнь шла, происходили всякие события, я получил тяжелую травму, лег обездвиженный, умер отец, поэтому я что-то, конечно, менял.

Вообще — писать книгу — это была очень хорошая психотерапия. Я туда погружался, уходил, жил этим…

А точку не жалко было ставить, если ты этим жил?

Ну, ты знаешь, в конце концов это же измучивает. Поэтому точка была логичной.

В моей жизни чудеса случаются совершенно естественно и буднично. Без особых фейерверков.

В издательстве на меня ругаются, что не называю себя писателем. Но я не чувствую себя именно писателем. Я — автор просто. Делаю какие-то авторские вещи, пишу в блог, снял два фильма. Я не профессионал, не учился специально. Вообще-то каждый человек — автор, потому что каждый создает что-то свое.

velvet_1.jpg

А что за кино?

Мы с ребятами сняли короткометражку «Танго Октябрь», и игровой фильм «Секрет моего Повара». Его мы показывали в «Пионере», в Новополоцке в кинотеатре, в российском центре культуры, то есть какая-то аудитория все же была. Конечно, хотелось бы, чтобы были читатели, зрители, но биться из-за этого головой об стенку я не буду.

Важнее просто самовыразиться, и если это получится хорошо, то и все остальное сложится.

Мне вообще хотелось бы спектакль по своей книге поставить и снять фильм. Уже со всех сторон рассказать свою историю самому.

По образованию я инженер-программист, окончил Гомельский университет, матфак. Матфак у нас был самый творческий факультет, кстати. У нас у единственных был официальный литературный клуб, например. И книга моя началась из того, в общем-то, времени, из какой-то ностальгии по тому прекрасному времени.

А к чему теперь стремишься? Фильмы есть, книга есть…

Ну, конечно, хотелось бы еще что-то написать, с одной стороны. С другой — не будешь ведь себя насиловать? Как пойдет.

Я вообще стараюсь следить за жизненными знаками. Если вдруг где-то открылась дверь — нельзя в нее не войти. То есть я не имею в виду огненные знаки, голос с неба и прочую мистику, нет, но если вдруг где-то начало получаться, начало складываться — грех от этого отказываться. Поэтому буду внимательно смотреть за знаками.

Любая книга — это не статика, это динамика. Пока пишешь, начинаешь в чем-то разбираться. Я, пока писал «Пространства», очень во многом разобрался. Во времени, в людях… В себе… В смысле жизни…

Неужели понял, в чем смысл жизни?

Да.

И в чем?

В том, чтобы жить. Вот есть у тебя какое-то предназначение, призвание. Причем это вовсе не обязательно какие-то высокие материи, какие-то громкие слова, нет. Это все очень просто.

Видишь ты, что можешь делать какие-то простые, но полезные вещи — вот оно и есть, твое предназначение. Только ты должен знать, что это твое, и ты на своем месте. Тогда уже берись и делай, получай от этого удовольствие.

Вот и смысл. Как это увязать в какую-то великую идею — без тебя разберутся.

velvet_3.jpg

Я, как верующий человек, понимаю: все приходит от Бога. Твой путь — он уже существует, и тебе важно его просто не пропустить.

Книги, фильмы, отношения — это всё плоды, и если они есть — значит, ты на правильном пути. Главное, чтобы это были добрые, хорошие, вкусные плоды, которые можно, образно говоря, съесть на здоровье.

Счастье можно сравнить с фотографией. Поймал удачный кадр, зафиксировал жизненный момент — вот счастье. Ничего не болит — счастье. С хорошим человеком поговорил — счастье. Хочется научиться ловить этот момент. Вот как люди учатся снимать, фотографировать.

К мечтам отношусь с осторожностью. Не скажу, что их не люблю, люблю, но насторожено. Как у Марка Твена: «Мечтайте осторожно — ваши мечты могут осуществиться».

Мечта — она ведь по-своему приводит к смерти. Как только ты получаешь в руки свою мечту — она умирает. А смерть обратна жизни. Поэтому мечтать я не очень люблю, потому что рождение мечты есть обещание ее смерти. Я предпочитаю цели, которые приходят свыше: получил, поставил, достигаешь, пользуешься. Вот это — жизнь.

А славы после смерти, благодарной памяти потомков — не хочется?

А какая мне разница, будет она или нет? Зачем мне тратить настоящую жизнь на переживания о том, что будет после смерти?

Хочется состояться здесь и сейчас, а не потом, в каком-то явно недоступном мне времени. Поймать жизнь, прожить ее полностью, научиться ценить каждое мгновение, общаться с людьми, взаимодействовать с ними, пользоваться тем интересным, что в них есть — вот интерес для меня, вот зачем жизнь.

Во многом такое понимание во мне — от отца. У него постоянно толпились какие-то гости, студенты, ему до конца жизни писали со всех концов света.

velvet_4.jpg

Хотя, знаешь, чего лукавить, конечно, здорово, если останется обо мне добрая память, я бы даже сказал веселая.

Скажем, так: пусть после похорон и все такое соберутся мои друзья в разных концах света, посидят, выпьют хорошего красного вина, послушают мою любимую музыку, например, джаз, вспомнят что-то веселое, поржут даже — есть же над чем. А потом… Эх, ведь разойдутся ж, гады, потом по своим делам.

Скажи, а твоя болезнь — это особенный взгляд на жизнь, особенный опыт?

Конечно. Все же я по-другому немножко смотрю на все это. У меня — гемофилия.

Жить с этим непросто, но возможно, особенно, если есть нужные препараты. Если нет — всё очень опасно. Это жизнь по краю. Может быть, в этом тоже есть свой драйв.

Но, я так понимаю, твоя болезнь тебе не помешала прожить бурную пацанскую жизнь?

Нисколько не помешало. Во-первых, родители никогда не позиционировали мою болезнь как нечто. Во-вторых, попробуй ты объясни ребенку, что ему нельзя лезть на турник, нельзя прыгать с качелей, нельзя бежать, нельзя стоять на воротах. И падал, и ранился, и ломался — всё было, и перед Всевышним стоял не раз, но как-то пронесло пока. Хотя бы вот семь с половиной лет назад случилась травма. Год пролежал, не вставая. И три года из дома не выходил.

Честно говоря, вытащило меня из этого состояния непонятно что.

Помню, в то время, пока лежал, а был я совершенно кислый, даже когда и острый период прошел, то вдруг увидел маму, как-то непривычно постаревшую, уставшую — она зашла в комнату…

Реально стало страшно, что мир вокруг меня погрузился в какой-то мрак. И я себе сказал: надо что-то делать, хотя бы просто начать улыбаться маме по утрам. И, наверно, с этого начался подъем наверх из ямы, в которую скатился в итоге по собственной же глупости и не умению жить, радоваться жизни.

А за что цеплялся в этот период?

Наверное, за внутреннюю силу какую-то. Есть все же в человеке какой-то костяк. За религию… Нет, вернее, за веру — она важнее, потому что в ней есть динамика, направление, жизнь. За семью, за друзей. Но самое главное — это твое обычное внутреннее решение жить. Цель. И ты начинаешь выкарабкиваться. Никаких возвышенных вещей — простая работа.

То есть, по большому счету, ты в своей жизни особенно ничего не преодолевал?

Преодолевал конечно, но чаще все-таки плыл по течению. Знаешь, есть такая песня у Пола Маккартни: там сидит на горе один дурак и просто смотрит вокруг. И что-то видит. И даже больше, чем те, кто суетиться под горой и вокруг нее.

Скажи, а если бы вдруг пропустил ты эти свои знаки, свои открытые двери — фильмы, книги?

Ну как «пропустил бы»? Это очень стараться надо, чтобы пропустить. Судьба тебя не раз и не два проведет мимо твоей двери, не раз откроет, не раз подтолкнет тебя — давай, иди, пробуй, вот тебе все условия, все обстоятельства… Не сдал один раз экзамен?

Всегда есть возможность переэкзаменовки. Жизнь — она милосердна. Я бы не пропустил. Хотя, может, это потому, что у меня просто нет выбора.

Здесь я близок к восточному взгляду на жизнь — созерцай, жди, внимательно следи за миром.

velvet_5.jpg

А если уж речь зашла о мировоззрении, ты — какой писатель? Белорусский или русский?

Да простят меня все — я космополитичный писатель. Пишу по-русски, но я — точно не (вряд ли) русский. Мои родители приехали из России, а я родился и вырос здесь, в Беларуси, в Гомеле.

Гомель для меня — это вообще отдельная страна, целая Вселенная, особенно в том, старом времени. Гомельское землячество, гомельская диаспора — в любой стране — как родина. Я из Гомеля в этом смысле. Не знаю, национальность ли это.

Я знаю четыре языка, и каждый из них — особенный. Иврит — язык для любви, белорусский — для того, чтобы хранить на нем тайны, русский — язык для жизни. А вот английский для меня — язык для дружбы.

А вообще мне интересно смотреть на происходящее со стороны — это к вопросу о принадлежности. Вне времени, вне пространства, вне национальности. Выйти из кадра. Никаких селфи. Просто посмотреть на жизнь со стороны.

Анна Северинец

Фото: Ксения Альхмам

Источник


Количество показов: 1496

Возврат к списку


искать
English Обратная связь Главная Карта сайта

Контактные телефоны:

Телефоны приемной: 
(+375 17) 286-06-08, 
(+375 17) 286-06-14 
e-mail: info@profmedia.by 

Отдел маркетинга и рекламы 
По вопросам, связанным с размещением рекламы в наших изданиях, 
обращайтесь по телефону 
(+375 17) 290-16-41
(+375 17) 286-06-08
Редакционно-издательский отдел 
(+375 17) 237-90-39 (43) 

Книжная редакция 
(+375 17) 286-06-08 (доб. 409) 

Сбыт: 
 
Отдел подписки на журналы 
(+375 17) 233-83-89
Отдел реализации и доставки книг 
(+375 17) 290-16-42,
(+375 17) 233-42-25 
Отдел сервисного обслуживания информационных систем 
(+375 17) 286-06-16

ГЛАВНАЯЖУРНАЛЫДЕЛОВЫЕ КНИГИ ПРАВОВЫЕ СИСТЕМЫКАТАЛОГДЕЛОВЫЕ НОВОСТИСКАЧАТЬГРУППА КОМПАНИЙ РЕГИСТР